Жизнь В Тюрьме 2285

Правда о жизни в тюрьме: о чем не рассказывают заключенные

Питание в СИЗО и тюрьмах сбалансированным не назовешь. О качестве еды в тюрьме заключенные отзываются так: это не просто невкусно, это несъедобно. К тому же, на качество пищи влияет и всеобщая антисанитария. Например, некоторые арестанты рассказывали, что в тюремной похлебке могли плавать опилки, ползать жуки. Поэтому передачи в местах лишения свободы – на вес золота. Порядочные арестанты всегда делятся полученными продуктами с сокамерниками, кладут часть провианта в общак.

При этом больше всего проблем в женских колониях возникает у арестанток с представителями тюремной администрации. Например, одна женщина жаловалась на то, что в СИЗО арестанткам приходилось раздеваться догола, чтобы мужчины-охранники провели досмотр. Тех женщин, у которых были густые и длинные волосы, здесь брили на лысо, а локоны впоследствии продавали. При таком отношении многие арестантки попросту переставали за собой ухаживать и начинали выглядеть как самые настоящие зэчки.

В следственный изолятор нередко попадают лица, подозреваемые в совершении преступления. И пока идет следствие, и должностные лица пытаются доказать причастность гражданина к преступным деяниям, он находится за решеткой. Причем сидеть в СИЗО он может не день-два, а несколько месяцев или даже лет.

Ни о какой прачечной не может быть и речь – вещи стираются прямо в раковине и развешиваются между нарами. Иногда из-за переполненности камер, на всех заключенных попросту не хватает кроватей. В таком случае, арестанты спят по очереди.

Несмотря на нечеловеческие условия содержания, многие матерые зэки не могут жить на свободе, всячески стараясь вернуться в тюрьму. Тому есть несколько причин: сложности адаптации и трудоустройстве, другой менталитет, ведь на свободе по «понятиям» живут разве что бывшие заключенные. Однако основная причина заключается в совершенно иных отношениях между людьми.

Жить на зоне можно. Есть небольшие камеры размером в двухкомнатную квартиру, где могут сосуществовать по 30-40 человек. А есть просторные комнаты на 3-4 человека с евроремонтом, телевизором, компьютером, порнушными дисками, аквариумом. Полы покрашены, потолки побелены, на стенах картины висят. Прямо в «хате» хранятся мешки макарон, гречки, колбасы и сало. Были бы деньги. Хуже всего бывает в следственных изоляторах, когда еще начинаются первые допросы, ждешь суда, спишь на досках.

Делать особо было нечего. Работой не напрягали. Кстати, к ней на зоне надо относиться осторожно, если не хочешь испортить отношения с блатными. Не надо соглашаться на должности типа: завхоз отряда, заведующий столовой, баней, бригадир и т.д. Зэки таких не любят: ради чего в командиры лезешь?

Бывает, что конвоиры бьют непримиримых зеков, забегают в камеру и дубасят резиновыми дубинками всех подряд. Но эта мера у них для крайних случаев, когда поднимается большая буза. Чаще с охраной можно договориться – за взятку. Надо получить положительную характеристику для УДО (условно-досрочное освобождение), плати вознаграждение, напрягай своих родственников. Но я-то в конце концов окажусь на воле, а вертухаи там всю жизнь готовы находиться.

Когда меня, совсем молодого, впервые закрыли на 15 суток, то услышал разговор двух бывалых сокамерников, которые говорили, мол, скорей бы суд и на этап, хотя бы поспим нормально. Тогда меня это удивило. Но так и есть, в СИЗО даже в туалет иногда не выпускали, с бомжами приходилось сидеть, от которых вши к тебе перебегают.

— За изнасилования сидят многие, и часть этих людей просто подставили. Бывает, женщина решила денег срубить, либо сама приехала к пацанам на дачу, а потом написала заявление. Спросить за такое деяние могут только с педофилов или насильников, убивших свою жертву. Помню, когда сидел в колонии строго режима под Иркутском, посадили к нам в камеру одного 60-летнего мужика. Вроде нормальный человек, в возрасте, умные вещи говорил молодым сокамерникам. Спустя короткое время «сарафанное радио» передает, что он детей насиловал! Спросили — было дело? Тот что-то неуверенно начал лепетать. Ну, и попинали его тогда хорошенько, без каких-либо сексуальных излишеств. На следующий день надзиратели переселили его в другую хату, к «петухам». Он не должен был оказаться среди нас, так как администрация предпочитает держать таких людей в отдельных камерах. Видимо, решили его проучить с помощью нас.

37 привычек заключенных, от которых сложно избавиться даже на свободе

Когда я был в тюрьме, я всегда знал, что происходит вокруг меня на 360 градусов. Уже прошло 1,5 года с момента освобождения, но я по-прежнему постоянно оцениваю окружающих меня людей. Независимо от того, где я нахожусь — продуктовый магазин, парк, улица, — я продолжаю анализировать каждого человека и составляю в голове план, что мне придется делать в случае драки. — sDotAgain

Один мой приятель, который уже достаточно давно освободился, рассказывает о привычке, от которой ему не удалось избавиться вообще — это тотальное недоверие к людям. Он утверждает, что в тюрьме люди никогда не бывают хорошими, а если они и проявляют дружелюбное отношение, то только исходя из личной выгоды. К сожалению, многие освобожденные продолжают жить с этой привычкой даже после того, как оказываются на свободе. — ehamo

Я соглашусь с теми людьми, которые говорят, что едят очень быстро, но потом медленно идут домой после тренировок, наслаждаясь уличной прогулкой. Но я научился объединять приятные мелочи. Во время приема пищи я раньше концентрировался на еде, а при просмотре фильма — на телевизоре. Сейчас могу совмещать приятное с полезным, поэтому уверенно перекусываю, пока смотрю фильм, ведь в сутках не хватает часов. Но внутри я пытался заставить дни идти быстрее. — DeuceTheDog

Человеку после тюрьмы тяжело жить и наслаждаться жизнью, не видя результата. Я дома уже больше 7 лет, а со своей женой — 6,5. Она катализатор эмоций, который помог мне поменять отношение к жизни и больше не отдавать ее системе. Однако она никогда не узнает, насколько сильно я люблю ее и как сильно она влияет на меня, т. к. истолковывает и принимает мой осторожный оптимизм и частичное безразличие. — Elrond_the_Ent

Бывший осужденный, который работает на меня достаточно долго, всегда отпрашивается в туалет. Я вежливо сообщил ему, что нет никакой необходимости каждый раз сообщать об этом, но он все равно спрашивает и извиняется, говоря, что не может избавиться от такой привычки. Он даже сказал мне, что ему некомфортно ходить в туалет, не получив на это разрешение. Чтобы отучиться от этого, он начал говорить мне: «Я иду в ванную». Считаю, что нам удалось найти золотую середину в столь деликатном вопросе. — MountainLizard

Я думал, что придется драться с первого дня”: о жизни зека на строгом режиме; из первых уст

Что касается блатных, то они могут дать несколько лещей, а могут и серьезно избить, бывает и такое. Подтягивают на разговор, и если толка из беседы не выходит, то просто забивают табуретами и дужками от кроватей до переломов и т.п. Но это по серьезным поводам. Рискуют те, кто тянет наркоту запрещенными способами – скажем, через окно передач, или барыжит самовольно, или играет и не отдает долги.

Говорят все о том же самом – кому что интересно, ну и новости зоны, конечно, обсуждаются. Насчет фени – я в ней не силен, как-то и без этого нормально живется. Так что в голову все самое обычное приходит: шконка, шленка, дальняк, контора, крыса. Хрен его знает, мне это не слишком интересно, да и сильной необходимости нет. Тем, кто интересуется, рекомендую найти словарь, есть такие, сам читал. Помню, удивился существованию глагола, который означает «выпрыгивать на ходу из машины», не помню само слово. Раньше это действительно отдельный язык был. Ещё вот одно наблюдение: я в интернете уже во время срока часто встречал слово «зашквар», «зашкварить», но в зоне или в СИЗО вообще ни разу его не слышал, буквально ноль раз. Мы тут употребляем слово «загасить». Если что-то загашено, то никому, кроме петухов, этот предмет трогать нельзя, это понятно.

Старый бандит – те, кто сидит уже лет 10-20, а, может, и не так давно, но за характерные преступления ещё девяностых и нулевых годов – убийства, бандитизм, хранение оружия, похищения и т.д. Со многими из них интересно пообщаться. Вообще как-то ожидаешь, что бандита можно сразу отличить, а на самом деле все не так. Обычные люди, часто даже интеллигентные.

Вести переписку в сети нам, естественно, запрещено. Если кто-то из сотрудников узнает об этом интервью, меня ждет 15 суток в ШИЗО (штрафном изоляторе – прим. “Пассажира” ) и серьезный шмон с целью забрать все «лишнее». Мы ведь вообще не должны иметь доступ к интернету и мобильной связи. Для звонков можно пользоваться автоматом, сейчас они есть в каждом бараке – Zonatelecom называется. Оформляешь карту (можно виртуально с воли, главное – иметь пинкод) и звонишь, но доступны только те номера, что указаны в заявлении, а его надо предварительно заверить. Плюс письма и свидания. Можно пользоваться только этими средствами, но зачем, когда есть телефоны и смартфоны? Конечно, с мобильной связью в лагерях по стране ситуация разная, но в той или иной мере она доступна везде. И это не только удобство, но еще и бизнес.

Тут точно не как в фильмах. Я сам думал, что придется драться с первого дня. Когда сюда ехал, морально готовился, а оказалось – не надо. Пока всерьез махался только один раз, остальное – в спортивных спаррингах. А, ну еще петуха как-то палкой бил, но это за дело. Даже наоборот – драться скорее нельзя. Да, все зависит от ситуации, но есть риск нарваться на разборки с блатными – за беспредел. Тут любые меры должны быть обоснованы и одобрены. Когда пришлось подраться, я был уверен, что человек не пойдет потом никуда выносить это, все было честно. А если знаешь, что кто-то пойдет к блатным или мусорам, лучше просто успокоиться. Я вообще не люблю решать конфликты силой, но признаюсь – иногда хочется, когда устаю от всего и всех. Если мусора узнают о столкновении, они не станут разбираться, а, скорее всего, отправят в ШИЗО обоих, а кому это надо? И дело даже не в условиях в ШИЗО, какая разница, 15 суток от всего срока – ничто. Причина в том, что это заносится в дело, а многие, включая меня, хотят уйти по УДО, и такие записи в этом отнюдь не помогают.

Один из моих работников — бывший заключённый, и всякий раз, когда ему надо в туалет, он отпрашивается у меня. Я объясняю ему, что он может ходить в туалет, когда ему хочется, и ему не нужно получать на это разрешение. Но он продолжает так делать, объясняя это многолетней привычкой. Однажды он признался, что может испытывать проблемы с мочеиспусканием, если не получит разрешения отлучиться. В итоге мы нашли компромисс: теперь по пути в туалет он подходит и просит, чтобы кто-то подменил его на время отсутствия

Вам может понравиться =>  Где Получить Компенсацию При Похоронах Пенсионеров Блокадников И Инвалидов

В тюрьме я крутил головой на 360 градусов, чтобы знать, что происходит вокруг. Только в последнем месте моей отсидки были шкафчики с замками, а до этого мне приходилось караулить свои вещи, которые постоянно хотели украсть. Я вышел полтора года назад, но привычка осталась. Неважно, где я — в магазине, на улице или ещё где-то, — я анализирую каждого человека в толпе и придумываю лучший способ победить его в потенциальной драке

В СИЗО я спал, прикрыв лицо рубашкой. Там никогда не выключается свет: якобы для того, чтобы надзиратели могли следить за порядком в камерах. Но на самом деле они этого не делали и вообще редко заходили к нам, даже если заключённые просили о срочной медицинской помощи

Иногда я привозил для всех ланч прямо на работу. И один из моих подчинённых, отсидевший в тюрьме, мог буквально за пару минут справиться с чизбургером и картошкой фри. Однажды я спросил у него, почему он так быстро ест. Он объяснил, что за семь лет, проведённых за решёткой, привык тратить на еду не больше десяти минут. Причём с учётом времени, проведённого в очереди на раздаче, ведь если ты замешкаешься, рискуешь остаться голодным

В тюрьме нас будили в пять утра, и я настолько привык, что после выхода ощущал вину всякий раз, когда просыпался позже. Потребовалось полгода, чтобы избавиться от этого чувства. Теперь я встаю в шесть и никогда не опаздываю на работу. Благодаря этой привычке я стал более эффективен, чем когда-либо в своей жизни

Дальше закладчиков органы не идут, хотя, казалось бы, поймав пешку, можно по цепочке выйти и на короля. Но таких королей я видал с гулькин нос. Всем известны довольно популярные репортажи фонда «Город без наркотиков», где представители фонда снимают на видео, как они ловят малолетних закладчиков, но не помню ни одной съемки, где упомянутый фонд с силовиками взяли бы настоящих поставщиков.

Стоит сюда добавить и те деньги, что тратятся на содержание в СИЗО и оплату услуг адвокатов. Да, эти деньги платят все заключенные, не только сидящие по 228-й статье, но стоит написать об этом здесь, так как именно страсть к легкой наживе приводит людей в наркобизнес. Договоренности с адвокатами бывают разные, но стоит сказать, что те же цифры по 100—150—200 тысяч в месяц за услуги адвоката не редкость. И платить такие деньги надо долго. Следствие не торопится, идет год, затем суды (там повышенный тариф). А если у вас еще и дело серьезное, то до суда можете просидеть и года два. За все это время вы платите адвокату, в то же время еще и тратя деньги на свое содержание под стражей. Так что всех с лихвой заработанных денег, если такие есть, предположим, что в наличии даже квартиры и машины, вы лишитесь очень быстро, раздавая их адвокатам и тюремным авторитетам. А сидеть «приехавшему» по 228-й статье придется очень долго. Теперь поговорим подробнее об этом.

Сроки, которые получают по этой статье, просто невероятные. Такие сроки дают не каждому, кто убил человека, сравнить цифры можно лишь со сроками террористов. В статье 228.1, звучащей полностью как «незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества», есть несколько частей, но самые «легкие» части 1 и 2 практически не встречаются на практике.

Возможно, мой текст заставит задуматься и остановиться тех, кто по своей глупости и юности подумывает о том, чтобы заработать легкие деньги, работая на один из тысячи интернет-магазинов по продаже наркотиков. Может быть, этот текст прочтут те, у кого есть дети-подростки или недавно перешагнувшие отметку в 18 лет. Рекомендую дать своим детям почитать этот текст, дабы потом никто не лил крокодиловых слез. Все написанное я увидел своими глазами, каждую строчку, так что, считаю, мои слова без лишних домыслов опишут ситуацию о том, что ждет тех, кто решил связать свою жизнь с наркотиками.

Если камера свято чтит арестантский уклад и арестантские понятия, то есть живет конкретной тюремной жизнью, то такие 228-е сразу же ставятся на уборку камеры, пока остальные отдыхают. Надо ли говорить, что отношение к 228-м соответствующее? Вообще, даже среди нормальных и не кровожадных людей отношение к сидящим по 228-й не особо почтительное. Нет, с ними никто ничего не будет делать или как-то унижать, но в целом относятся к ним сидящие за другие преступления примерно как к дурочкам, и такое отношение чувствуется.

Из личного опыта общения с ПЖ ( пожизненное заключение )

Лысый и . УЛЫБЧИВЫЙ ! ( мне тут кто то возражал в других постах, когда я говорил что знал одного положенци и он был улыбчивым, считали что такого не может быть) но этот Троечник был улыбчивым и не унывающим парнем! Я его видел именно таким. В общении он был легок. Разговаривал обычно, без какого то сожаления о содеянном рассказывал мне о своих убийствах как мог бы кто то говорить о игре в боулинг. ( кинул шар, он покатился и сбил кегли) так же он говорил и о УБИЙСТВАХ .

Вот его история . за достоверность не ручаюсь, но об этом многие тогда знали. Помимо его, по его убийствам еще несколько человек тогда сидело кто так или иначе был к его делу причастен и то, что говорил он, подтверждалось и их словами. Дело было резонансным.

Он несколько раз ударил ее. Бил руками, ногами, всем что попадет под руку. Она на какое то аремя успокоилась лежа на полу в луже крови. Он опять стал ее успокаивать. Она или на самом деле успокоилась или сделала вид, но в какой то момент он потерял бдительность и она выскочила из каартиры.

Месяц тело лежало на балконе в ковре, пока . однажды, его подруга ( у него была подруга с которой он встречался и которая иногда у него ночевала ) . так вот, во время очередного свидания с подругой, они выпивали. В какой то момент у них закончились сигареты и пошел Троечник в билижайший ларек за ними.

Все началось у него с обычной пьянки. Стдел он выпивал с коллегами по работе ( он до этого был простым работягой любившим выпить ). Пьяная компания, слово за слово, поругался он с кем то из этой компании, взял со стола нож и несколько раз ударил им своего визави. Обычная «бытовуха» , каких случается достаточно много в России. Но . не в этом случае!

Этих заключённых стараются не выпускать по УДО»: как живут приговорённые к смерти, которым удалось выйти на свободу

Кроме того, некоторые из экс-заключённых не имеют своего дома, поэтому порой постановление о надзоре носит фиктивный характер. Так, в июле 2022 года из алтайской колонии №8 освободился Юрий Тугбаев. В 1995 году он был приговорён к смертной казни за убийство. В 1998-м расстрел ему заменили 25 годами лишения свободы. Перед освобождением, согласно материалам суда, выяснилось, что у мужчины нет своего жилища. Он заявил, что намерен поселиться у своей дочери в Тамбовской области, однако мужчина там так и не появился. Эту информацию подтвердили RT местный участковый и глава администрации села, где должен был проживать Тугбаев.

RT направил официальный запрос во ФСИН, чтобы узнать, сколько заключённых, которым смертную казнь заменили тюремным сроком, освободились из «Чёрного беркута» и других колоний. Однако во ФСИН не смогли предоставить данные сведения. Не ответил на запрос и Минюст РФ.

«Сообщаем, что информационно-справочными материалами о количестве лиц, которым смертная казнь заменена в порядке помилования лишением свободы на определённый срок, в том числе освобождённых из исправительных учреждений, в пределах компетенции не располагаем», — заявили RT в МВД России.

«Человек отсидел, к примеру, 20 лет в местах лишения свободы, и вероятность того, что он адаптируется к современной жизни, крайне мала. Потому что 20 лет — это срок немаленький, можно считать, целая эпоха: он мог сесть в одной стране и выйти в другой. С другой стороны, у нас даже при маленьких сроках люди не адаптируются на свободе, так как не проводится необходимая работа. С ними могут побеседовать психологи, но так, для галочки. Все эти механизмы формально существуют по закону, но не работают», — считает Аманлиев.

Эти предписания выполняются не всегда. В базе данных судов «ГАС Правосудие» есть информация о нескольких административных делах в отношении освободившихся «смертников», нарушавших условия надзора. Самый распространённый проступок — распитие спиртных напитков в общественных местах.

Иногда они; возвращаются

По его словам, в помещениях камер нового типа в обычных и облегченных условиях разрешается просмотр телевизионных программ, в камерах строгих условий работает радио. В зависимости от условия содержания, осужденные имеют право на прогулку продолжительностью от двух до двух с половиной часов.

Согласно российскому законодательству, лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания. Для этого осужденный должен отбыть не менее двадцати пяти лет лишения свободы.

История одного такого заключенного известна публично – это 63-летний Анвар Масалимов. В 1991 году он совершил повторное убийство. Жертвой Анвара стал пенсионера из Томской области, который дал ему кров после выхода из тюрьмы. Масалимов не просто убил мужчину, но и жестоко разделался его трупом – он расчленил тело приютившего его пенсионера, голову сжег в печке, а части туловища выбросил в выгребную яму.

«Хотя само наказание в виде пожизненного лишения свободы стало назначаться 25 лет назад, у части осужденных, с учетом ранее вынесенных приговоров, 25-летний срок наказания истек несколько лет назад. Из 267 осужденных, которые уже могут воспользоваться таким правом, подали ходатайство об условно-досрочном освобождении 56 человек. Всем им судом было отказано в удовлетворении ходатайства», – добавил он.

Есть в уголовном кодексе и такое наказание как пожизненное лишение свободы. Количество статей, по которым можно сесть навсегда, куда больше, чем «расстрельных». Отправиться в тюрьму до конца жизни можно за убийство, изнасилование, терроризм, контрабанду и продажу наркотиков в особо крупном размере. Назначать пожизненное лишение свободы за совершение отдельных видов преступлений стали с июля 2004 года. До этого была только смертная казнь.

Опасайся «смотрящих»: бывалые сидельцы посоветовали, как вести себя в СИЗО

Увы, сегодня уже мало кто исключает для себя гипотетическую возможность оказаться за решеткой. Ученый, преподаватель, инженер, бизнесмен, продавщица — не важно, кто вы по профессии, поместить в СИЗО вас могут и за дело, и по злому умыслу, и по ошибке. Мы собрали рекомендации о том, как правильно вести себя за решеткой, если, не дай Бог, туда приведет судьба. Сразу оговоримся – речь идет о следственном изоляторе, где содержатся только обвиняемые в преступлении, но не признанные преступниками.

Вам может понравиться =>  Где Продлить Социальную Карту Пенсионеру Подмосковья

Песня «первоход», к слову, заканчивается поучительным сюжетом: освободившись, юноша приходит в свой дом, который ограбил по описанию тот же человек, что был с ним в одной камере. Так что тут впору вспомнить советский плакат со строгой женщиной в косынке и надписью: «Не болтай!».

Через некоторое время «смотрящий» через раздатчика пищи присылает ему телефон, чтобы он мог совершить пару звонков родным и поговорить с ними. Не успел парень набрать номер, как открывается «кормушка», и сотрудник изолятора требует у него отдать телефон. Естественно, молодой парень, который впервые оказался в тюрьме, никогда слышать не слышал о порядках и укладе поведения, взял и отдал телефон сотруднику. Но по тюремным понятиям он совершил страшный проступок, он отдал «запрет», за который надо драться, рискуя нарисовать себе еще одну статью Уголовного Кодекса.

В «Арсеналке» отношение к новичкам суровое: нельзя разговаривать ни с кем, кроме «старшей», сидеть на постели, нельзя задавать вопросы на проверке, очередь в туалет и за едой у новичков — всегда последняя. Такой испытательный срок длится от трех дней до недели. В это время новичок знакомится с правилами камеры, учится убирать эту камеру.

Важная информация: за время карантина проходит медосмотр. И это может быть последним случаем, когда вы видите врача в СИЗО. Поэтому необходимо постараться всё решить за этот формальный визит: взять необходимые разрешения на лекарства, назначения, справки о необходимости иметь трость, тонометр и прочее.

Как уже было говорено ранее, в 2022 году на содержание ФСИН было потрачено почти 318 млрд рублей бюджетных средств. На май 2022 года в России под стражей находится 511 030 человек. То есть на одного заключенного приходится 622 тысячи рублей. Это в пять раз больше, чем расходы на среднестатистического жителя России.

В суточный рацион заключенных следует закладывать 2600 – 3000 к/кал. В рекомендациях указано, что на завтрак должно приходиться 30-35 % от нормы дневной калорийности. Обед необходимо делать плотным – 40-45 % калорийности. А ужин разгрузочным – 20-30 % калорийности.

Есть и другая проблема. С таким мизерным доходом невозможно скопить достаточно денег, чтобы, выйдя на свободу, встать на ноги и социализироваться. Как правило, оказавшись на воле, бывшему зэку попросту не на что купить еды. Отсюда и возникают рецидивы, и человек снова попадает за решетку.

Если перевести сумму госфинансирования ФСИН в доллары, то по курсу 2022 года получится больше 5 млрд долларов. Для сравнения годовой бюджет Белоруссии с населением 9,5 млн человек – 8,8 млрд долларов. А у Албании госбюджет и вовсе 4,5 млрд долларов.

Есть у арестантов и свободное время. Это два-три часа, когда они могут посмотреть телевизор, поиграть в настольные игры или пойти в клуб и заняться музыкой. Клуб – это единственное место в колонии, где разрешается сменить тюремную робу на концертную одежду.

Ответ на этот вопрос не так прост, как кажется со стороны. Между администрацией учреждения и арестантами идёт вечное противостояние за право диктовать порядки, но присутствует и их тесное взаимодействие. Заключённые дают взятки сотрудникам, а те, в свою очередь, вербуют арестантов.

Если партия будет проиграна (а в случае, если человек не является карточным шулером или профессионалом, этот исход неминуем), оппонент может заявить, что под «Просто так» подразумевалась тысяча долларов. А отказ выплаты карточного долга наказывается если не смертью, то загоном «под шконку».

  • Большая спортивная сумка. В неё можно сложить (а во время заключения и хранить) все личные вещи. Рассчитывать на тумбочки или платяные шкафы не приходится, в камерах нет таких предметов.
  • Сигареты и папиросы. Этот пункт обязателен, даже если заключённый не курит. Сигареты являются своеобразной валютой в СИЗО, с их помощью можно установить отношения с сокамерниками, либо обменять на интересующие услуги.
  • Чай. Этого рассыпчатого продукта следует брать чем больше, тем лучше. Чай тоже выступает в роли денег, также он считается предметом культа. Важно знать, что употребление чифира в камере считается традицией, но оно может привести к серьёзной зависимости.
  • Одежда. Из вещей рекомендуется отдать предпочтение паре футболок, спортивным штанам, носкам (простым и шерстяным). Также следует захватить шлёпанцы и трикотажную тельняшку или худи. Ни в коем случае нельзя брать вещи красного цвета, он ассоциируется у заключённых с тесным сотрудничеством с охранниками.

Смотрящий – главный человек в камере, он отвечает за порядок, разрешение конфликтов, а также соблюдение различных правил и понятий. После приветствия следует отыскать его и подойти. Он покажет место, на котором новенький будет спать (шконка), а также подробно объяснит правила проживания в камере, либо поручит кому-то сделать это за него.

После получения посылки с воли существует своеобразная традиция выделения части из неё «в общак». Чтобы узнать, у кого он находится на хранении, следует обратиться к смотрящему. Если не выделять припасы в общую кучу, никто не станет ничего отбирать, это запрещено правилами. Но после этого возможность пользоваться уважением и сочувствием среди сокамерников будет потеряна.

Как живется в тюрьмах

Трудно поверить, но не только в норвежской тюрьме у Андреаса Брейвика есть интернет и видеоигры. Во многих российских колониях также есть возможность для выхода в сеть. Вопрос снова в деньгах, но факт того, что ты можешь продолжать пользоваться интернетом или смотреть любимые сериалы, сидя за решеткой, сам по себе удивительный. Конечно, лучше бы тебе успевать до отбоя, а то могут быть проблемы.

Хочешь качаться и посещать зал? Нужны деньги. Каждого встречного туда не допустят. Хочешь печеньки? Нужны деньги. Хочешь пачку сигарет? Да, снова нужны деньги. В тюрьме нет ничего такого, чего ты не можешь достать за деньги, чувак. И да, кто-то спускает их на наркоту и всячески пытается забыться, но наиболее умные чуваки берут книги и занимают своё время тренировками, чтением и самообразованием.

Иерархия существует. Хотя за последние годы она и претерпела некоторым изменения. Но главное осталось прежним: воры в законе – наверху, благодаря своим деньгам и связям, внизу же – насильники и педофилы. К последним у заключенных особое отношение: их всячески унижают и избивают. Нередко педофилы не доживают до конца срока.

Да, представь себе. Общество внутри тюрьмы не так уж и отличается от общества снаружи. Заключенные точно так же не любят американцев, радуются олимпиаде и присоединению Крыма. И точно так же бурно реагируют на все информационные вбросы, либо пропаганду. Доступ к внешним событиям есть у всех. И наличие того самого «патриотизма» тоже присутствует. Вообще, очень забавно, когда смотришь со стороны. Вот они, люди, которые заточены в колонии государством и которые это же государство поддерживают. Суть не в виновности или невиновности, но просто такую иронию сложно выдумать самому.

Врезать первому встречному чуваку, который попадется тебе в колонии, не лучший совет, так часто рекомендуемый в голливудских фильмах. Честно говоря, за это можно здорово испортить отношения с другими заключенными. Буйных и невменяемых не любит никто. Пойми, там отбывают наказание такие же люди, как и ты сам (да, и каждый думает что не виновен, за редким исключением), и им глубоко плевать, какие у тебя тараканы в голове, пускай ты будешь членом церкви сатаны или кем иным – всем плевать. Главное значение имеют именно твои человеческие качества. Причём именно мужественные.

Я бью его этим же ломиком, и он умирает»: почему кузбасские заключенные попадают в колонию после освобождения

«Впервые на зону я попал в 2004 году. Когда мне едва исполнилось семнадцать, меня посадили за драку. Это была детская колония, поэтому последующие до совершеннолетия месяцы я не воспринимал ситуацию серьезно, — рассказывает Максим. — Когда исполнилось восемнадцать, меня перевели в ИК, и вот тут только я понял, где оказался. Сразу после автозака зеки должны провести 15 суток в карантине. Здесь тебя водят по медосмотрам, проверяют кровь, ищут опасные для других заключенных болезни, ну и «адаптируют».

«Активисты — это заключенные, которые хотят легкой жизни. Они работают на администрацию, бьют других зеков, вымогают деньги и продукты. Запугивают и до такой степени ломают психику, что люди становятся как зомби. Активистам между тем все разрешено: у них есть телефон, передачи без ограничений. Везде зеленый свет», — говорит Максим.

После этого я пересмотрел свои взгляды на жизнь. Бросил пить, начал принимать лекарства и бороться с агрессией, в церковь ходить. Чтобы к лету восстановиться и нормально поработать, встать на ноги. Просто, я стал бояться сесть еще раз. Мне захотелось жить, а не существовать. Полжизни я прожил впустую и только сейчас, осознавая сколько мне еще осталось, понял, что нужно руками и зубами цепляться за свободу».

По словам Максима, обе зоны, в которых он отбывал наказание, примерно одинаковые. «Красные». Разница между «красными» и «черными» зонами в том, кто следит за порядком. В первом варианте эта обязанность возложена на упомянутый актив, во втором — на смотрящего. В обоих случаях роль администрации опосредована

«Большая часть повторных преступлений, совершенных лицами, ранее отбывавшими уголовное наказание, направлены против собственности граждан, причинами которых являются финансовые проблемы преступников, возникающие как вследствие нежелания трудиться и получать денежное вознаграждение, так и в результате невозможности трудоустройства.

Новичок в тюрьме или как первоходу правильно вести себя в хате

Первые несколько дней лучше посвятить изучению тюремных правил и без особой на то необходимости ни с кем не общаться. Исключение – собственно смотрящий, которому можно и нужно задавать вопросы. Это расценивается положительно: человек хочет жить спокойно, с соблюдением неписаных правил.

Костяк тюремного сообщества, этакая местная элита. Блатные пользуются максимальным количеством привилегий, но и ограничений на них налагается тоже много. «По понятиям», им запрещается работать, подчиняться администрации, заниматься уборкой, а ранее ворам в законе даже нельзя было иметь семьи. Блатные придерживаются строгих правил, и если вы их выучите, проблем быть не должно. Эти люди заинтересованы в сохранении порядка в камере, и из их числа назначаются положенцы и смотрящие, призванные не допустить беспредела. С ними лучше обращаться уважительно, но без подобострастия.

  • «Петухи», «черти» и «козлы» – абсолютные оскорбления. Наверное, об этом знают все.
  • По аналогичной причине неприемлемым считаются все производные от слова «обижаться».
  • «Спрашивать» могут только за какой-то поступок, за который нужно «ответить». В тюрьме обычно интересуются чем-либо.
  • «Спасибо» лучше заменить на «благодарю» или «душевно», «пожалуйста» – на «по возможности» или «не во вред здоровью».

Импульсивные слова и поступки не приветствуются в принципе: за каждое слово придется отвечать. И если вы оскорбили человека незаслуженно, он имеет полное право дать отпор физически. А может и призвать смотрящего, что чревато переводом скандалиста и клеветника в ранг неприкасаемых.

А вот это как раз люди, которые эти самые ошибки совершили (за исключением добровольных гомосекусуалистов или сидящих по статьям за изнасилование). Обычно это неправильно сказанные слова и определенные поступки (воровство у своих, донос администрации, общение с другими людьми из этой касты). Ранее ритуал «опускания» предполагал совершение гомосексуального акта с потенциальной жертвой, сейчас такое встречается редко и преимущественно на малолетке. В женских тюрьмах и колониях гомосексуальные связи и вовсе не табу.

В 80-х годах алабамца Дадли Уейна Кайзера приговорили к казни за тройное лишение жизни: жены, тещи и еще одного лица, которое мужчина совершил в 1976 году. Первое рассмотрение дела пришлось отменить, но на втором приговор все-таки вынесли. Однако по законам штата, преступник может ходатайствовать об УДО, когда истечет треть срока или 10 лет. Девять раз Кайзер предпринимал попытки обжаловать решение суда, но ничего не вышло.

В большинстве штатов крайняя мера наказания упразднена. Зато есть минимальный срок, после отбывания которого уголовники вправе ходатайствовать об УДО. Благодаря такому закону самые жестокие преступники могут выйти на свободу. Так что американцы придумали другой выход — осуждать как минимум на несколько пожизненных сроков, чтобы получив УДО по первому, заключенный тут же начал отбывать следующий.

За серию изнасилований, человеческое похищение, разбойное нападение и ряд ограблений Аллана Уэйна МакЛорина осудили на 4275 лет. Однако МакЛорин и его соучастник Даррон Андерсон захотели обжаловать вердикт судьи. Вот только после пересмотра дела МакЛорину дали уже 21 250 лет, потом «скосили» полтора тысячелетия, а в 1996 году вынесли окончательный приговор — 12 750 лет заключения.

Срок, который получил детский насильник в 1994 году, вошел в Книгу рекордов Гиннеса. По требованию присяжных заседателей, Чарльзу Скотту Робинсону дали по 5000 лет заключения за каждого пострадавшего ребенка. При этом судья уточнил, что каждый срок будет отбываться друг за другом.

В законодательстве Штатов не определены максимальные сроки тюремного заключения для лиц, которых одновременно осудили по двум и более статьям. Например, если злоумышленник виновен по ряду уголовных правонарушений, меры пресечения за них суммируются. А в итоге получается, что человека могут осудить даже на тысячелетнюю тюремную отсидку. Так почему нельзя ввести казнь?

Наступила ночь, и наша парочка, стараясь не привлекать ничьего внимания, пробирается на место свидания — в помещение воспитательной работы. Есть такая комната в бараке, где заключенные смотрят телевизор. Эх, не знал Будулай, что ждала его там засада. В самый ответственный момент включился свет, и изумленным взорам зэков предстал обнаженный Будулай, находящийся в недвусмысленном положении. Понимая, что его ожидает, он не растерялся и выпрыгнул в окно второго этажа, пробив стекла. Непостижимым образом за считаные секунды он сумел преодолеть высоченную ограду локального сектора, снабженную специальными барабанами — вертушками с колючей проволокой. Захочешь перелезть, возьмешься за реечку, подтянешься, а барабан прокрутится вниз.

Неотъемлемой частью этих правил является существование среди заключенных отдельной касты отверженных. Это так называемые обиженные, опущенные или угловые. Они так вписались в тюремную иерархию, делая самую грязную работу, что без их существования само функционирование системы было бы под вопросом. Более того, наличие такой касты открывает большие возможности для всевозможных манипуляций и управления заключенными. Перспектива попасть в обиженные делает зэков сговорчивыми и способными пойти на многие компромиссы.

Как становятся обиженными? У каждого из них своя история, свой путь. Опустить могут сами зэки за какой-нибудь проступок. Например, осужденных за педофилию ждет именно такая участь. С помощью других заключенных опустить могут и сами тюремщики. Можно просто посидеть за одним столом с обиженными, поздороваться с ним за руку, поесть из одной посуды — и ты, словно подхвативший неизлечимый вирус, становишься таким же. Обратного пути нет. Такие заключенные сидят за отдельными столами, спят отдельно в углу барака, едят из отдельной посуды. Жизнь их незавидна и нелегка. Как правило, они убирают туалеты и выносят мусор. Конечно же, обиженный обиженному рознь. Одно дело — бывший воин-десантник, громила, осужденный за убийство, попавший в эту касту за то, что, рассказывая о подробностях своей интимной жизни, упомянул о занятиях оральным сексом с девушкой, а другое дело — педофил.

Сложно себе представить, как могут уживаться в одном помещении сто здоровых, разной степени агрессивности, не всегда адекватных мужчин. У каждого из них своя история, свой опыт, свои интересы. Естественно, между ними возникают конфликты. Теснота, бытовые неудобства лишь усугубляют ситуацию. Тем не менее жизнь в местах лишения свободы подчиняется строгим законам и правилам, которые жестко регламентируют поведение местных жителей.

У нас в отряде жил всеми гонимый угловой Артем, московский парень двадцати лет отроду. Жизнь его складывалась очень непросто. Он гей. Сидел во второй раз за кражу. На свободе работал в ночном клубе и, обокрав своего клиента, опять попал в тюрьму. Артем — ВИЧ-инфицированный. Сначала его распределили в специальный, шестой отряд, где содержатся только ВИЧ-инфицированные. Отношения с окружающими у него не очень-то складывались. В силу его положения в тюремном сообществе, на него была возложена обязанность убирать туалет, а кроме того, он стал объектом сексуальных утех озабоченных зэков и регулярно подвергался насилию. После его попытки повеситься Артема перевели в карантин. Нельзя сказать, что его жизнь здесь значительно улучшилась. Артем с утра до ночи продолжал мыть туалет и выносить на помойку использованную туалетную бумагу. В перерывах между этими занятиями он стирал личные вещи дневальных — полотенца, майки, трусы, носки. В перерывах между этими перерывами его регулярно били те же дневальные. Ссадины и синяки не сходили с его лица. А по ночам местные царьки карантина заставляли Артема вспоминать свою вольную жизнь, используя его для плотских утех. Мне было его безумно жаль, и я старался всячески ему помочь — давал сигареты, чай. Это не очень облегчило и скрасило его жизнь, и Артем, не выдержав издевательств, вскрыл себе вены, после чего… опять попал в шестой отряд для ВИЧ-инфицированных, откуда его не так давно перевели сюда.

В те времена, когда я несправедливо оказался в СИЗО, условия были гораздо хуже. Не было горячей воды, возможности получать письма по электронной почте, заказывать горячие обеды из ресторана. В моей камере также отсутствовали телевизор и холодильник. Тем не менее, в целом действовали те же правила построения взаимоотношений с товарищами по несчастью.

Естественно, здесь сразу началось откровенное вымогательство со стороны «смотрящего» за то, что он замнет дело перед «братвой». Попадая в подобную ситуацию, подозреваемый сразу ставит себя в уязвимое положение и перед заключенными, и перед оперативным составом учреждения. Теперь его могут шантажировать и те, и другие. Повезет, если рядом окажется человек, который не даст подобному беспределу и произволу случиться и подскажет, как действовать в любой ситуации. Конечно, все это «качалово» за дальнейшую судьбу виноватого приправляется патетической философией и терминологией о святом единстве и справедливости, которое на поверку оказывается очковтирательством.

Есть и более мелкие, но очень эффективные упражнения для поддержания способности принимать решения. Можно установить себе правила. Например, всегда начинать движение с правой ноги, делать вдох при заходе в помещение, потягиваться перед выходом из туалета. Эти мелкие незаметные действия дают важную уверенность в том, что ты можешь жить по своим правилам.

А ещё проверка – это возможность получить хоть какую-то информацию от сотрудников СИЗО: как заказать продукты, как написать письмо, как попасть к врачу и т.д. Вывод: время карантина необходимо использовать для получения максимальной информации о правилах и ритуалах. Эти знания помогут вам определиться с дальнейшим поведением.

Можете рассказать о себе, но избегайте темы подробностей по делу и уж тем более о вашей вовлеченности в оное. В тюрьме мало секретов, и любое сказанное вами слово к вечеру разойдется по всем камерам, а может, и по кабинетам. По признанию самих оперативников, очень большой процент раскрываемости нюансов по делам происходит именно в стенах СИЗО. Именно поэтому мобильная связь никогда не исчезнет в тюрьмах (она нужна оперативникам, чтобы слушать заключенных) .

Кстати, о живности на территории зоны: есть огромные тараканы и крысы, а поскольку все питаются вокруг барака под открытым небом едой из магазина, то очень много кошек и котов, основных разносчиков заразы. Они едят с тайцами на полу, а те, по рассказам, их тренируют проносить наркотики с воли. Как они попали в тюрьму через пятиметровый забор, я так и не понял.

Со счетом тоже может что-то случиться: знакомые положили мне только одну тысячу бат, ведь я был уверен, что скоро выйду, но и ими я воспользоваться не смог. Пришлось договариваться о кредите. Еще подкармливали новые друзья, русский и украинец. Уже когда я вышел и приехал поддержать их, сказал сотруднице тюрьмы передать им 100 пакетиков кофе и тысячу бат на счет.

Пока мы говорили, я видел, что по участку ходит русский знакомый моего бывшего партнера, волонтер миграционной службы. Потом в кабинет зашел еще один полицейский и предложил проверить, все ли в порядке с моими вещами. Шести тысяч бат (один тайский бат равен примерно 1,7 рубля — МЗ) не хватало, но это было не так важно — могли бы и не включать их в счет за освобождение. Полицейский с калькулятором ненадолго вышел из комнаты, а по возвращении неожиданно сказал, что нужно уже не 30 тысяч бат, а 300 тысяч.

Уже попав в другой, пятый барак, я стал общаться и с остальными заключенными, которые знают английский или русский. Сидят, в основном, за наркотики: одному сингапурцу надо 15 лет дожидаться в Таиланде депортации в свою страну, где его должны казнить. Многих посадили за нарушения правил пребывания в стране, еще серьезные сроки за надругательство над тайскими святынями, статуями Будды.

Еще деньги можно потратить на ячейку в камере хранения, причем она не закрывается, и за замок надо заплатить дополнительно, но вскрыть его не составит труда. В ней можно хранить личные вещи и робу, потому что в барак с собой нельзя ничего проносить, а за территорию тюрьмы можно выезжать только в робах. Еще одним шокирующим моментом для меня стало, что используется универсальное лекарство: заболел живот, голова, что угодно, идешь в медпункт — получаешь парацетамол.

В апреле 2022 года в часть 3 этой статьи добавили еще одно преступление — кражу с банковского счета: по 158 статье теперь судят тех, кто ворует деньги с банковских карт. Раньше это считалось «мошенничеством с использованием электронных средств платежа», а наказание было меньше, чем за кражу.

До попадания на зону Александр нигде не работал. Если верить данным Судебного департамента, большинство тех, кому выносятся обвинительные приговоры, официально числятся безработными. В официальной статистике их называют трудоспособными без постоянного источника дохода.

Колония — это небольшой поселок, обнесенный забором с колючей проволокой. Заключенные живут не в камерах, а в бараках. Здесь же, как правило, расположены цеха, в которых работают осужденные. Колонии делятся на три типа в зависимости от условий наказания: колонии общего, строгого и особого режима.

Это исправительные колонии, колонии-поселения — у них режим мягче, воспитательные колонии для несовершеннолетних, тюрьмы и следственные изоляторы, в которых сидят обвиняемые и подсудимые. Исправительных колоний больше всего — 705. В них находится 80% всех приговоренных к лишению свободы. А вот тюрем в России всего восемь, и сидит там примерно 1200 человек по всей стране. Поэтому говорить про всех заключенных «сидят в тюрьме» неправильно: большинство находится в колониях.

Из образовательных учреждений за плечами у среднестатистического заключенного, скорее всего, только школа. Возможно, он закончил ПТУ или техникум: осужденных, закончивших только 11 классов, всего на 2 тысячи человек больше, чем тех, у кого есть среднее профессиональное образование.

Ссылка на основную публикацию