Жизнь В Сизо По Ст 2281

Я лично крайне отрицательно отношусь к наркотикам, к политике их легализации и прочей толерантности в этом вопросе, но подобное лицемерие, когда невероятные сроки раздают какой-то мелочевке, мелкой рыбешке, разменным пешкам и просто-напросто глупым юнцам, выставляя их главной причиной наркомании, вызывает отвращение. Кто «сливает» этих дураков «вдруг» появившимся из ниоткуда в лесу стражам правопорядка? Почему продолжают работать многочисленные интернет-магазины по продаже наркотиков? Каким образом вообще огромные партии наркотиков попадают через границы к нам из Средней Азии? Как может правительственный самолет сотрудников посольства РФ в Аргентине перевозить тонны кокаина?

Как-то на данную тему я разговаривал с одним банкиром, сидевшим уже не первый год. Он подметил, расспрашивая сидевших с ним закладчиков, как большинство из них говорили, что с ними старшие дилеры выходили на связь после 22:00. 22:00 — время отбоя во всех тюрьмах страны. Время, когда начинают доставаться запреты — мобильные телефоны — и начинается ночная жизнь. Тюрьма оживает. Вывод напрашивается сам собой.

Отделаться от подобных наездов закладчику практически нереально — от него не отвяжутся, особенно если он уже признал вину на стадии следствия или в обвинении фигурируют довольно большие объемы. Врать в надежде, что тебе поверят, бессмысленно. Местные профессионалы легко выведут лжеца на чистую воду, правильно все подведут и обоснуют, в этом они профессионалы. А за вранье получишь еще и сверху. Стоит упомянуть, что деньги выбить там могут вообще из кого хочешь, хоть из «экономического» (мошенники, взяточники, владельцы подпольных казино), хоть из кого-либо еще. Но 228 — это просто магические цифры для любителей поживиться, ведь их можно трясти «официально», и никто слова не скажет в их защиту.

Если кто-то думает, что он может отделаться 5—10 тысячами рублей, то он крайне ошибается. Не знаю, как в провинциях, но в Москве аппетиты у местных блюстителей благочестия непомерные. 150, 250, 500 тысяч — цифры вполне «нормальные» и реальные для московских «централов». Зависит, конечно, еще и от того, с каким количеством был пойман юный дилер. Там быстро посчитают, сколько было у него при себе, сколько все это стоит, а значит, насколько можно повышать вымогаемую сумму.

Все случаи отменной глупости человеческой, из-за которой люди вляпались в эту прогнившую сферу, перечислить здесь невозможно, не хватит места, но надо отметить, что бывают и случаи «а-ля Голунов», где если и не подкидывают наркотики, то очень легко переводят хранение в сбыт (чаще всего с 228 ч. 2 в 228.1 ч. 4), тем самым повышая нижний порог на семь лет (с трех до десяти лет). Бывают случаи, когда напуганный наркоман говорит «это не мое, я другу нес», думая, что избежит наказания, а в итоге подписывая себе десять лет строгого режима.

Мягко говоря, не очень хорошо. Тюремная мораль подразумевает молчание под следствием и невыдачу своих, чем барыги практически никогда не отличаются. Кроме того, у очень многих заключенных есть близкие-наркоманы, а кто-то сам страдает наркозависимостью. Конечно, в этом случае говорить о хорошем отношении к торговцам смертью не приходится.

Если же вы продавали и производили наркотики на продажу, то минимальный срок в этом случае будет от 4 до 8 лет, если следствие не обнаружило отягчающих обстоятельств. Если же вы крупный распространитель или продавали наркотики несовершеннолетним, организованной группой или даже используя свое должностное положение – суд будет безжалостен и назначит от 10-15 до 20 лет, а то и пожизненное.

Осужденные по статье 228 в тюрьме занимают практически самое низкое положение. Говорят, что хуже живется только «опущенным». Барыгам приходится выполнять всю грязную работу – мыть туалеты, стирать, убирать за «порядочными» арестантами. Психологическое давление и издевательства тоже нередки.

Еще раз повторимся – суды безжалостны к тем, кто проходит по народной. На минимальный срок изначально, скорее всего, можно не надеяться, но лазейка все-таки есть. УК предусматривает смягчение наказания или даже освобождение от уголовной ответственности для тех, кто активно идет навстречу следствию. Это подразумевает добровольную сдачу всего имеющегося вещества людям в погонах, подробный рассказ о подельниках, раскрытие «паролей-явок-адресов». Как показывает практика, дружеские связи и мораль отправляются подальше, когда на чашах весов – срок в 15-20 лет, а то и пожизненное, и, например, пятилетка.

Минимальные сроки и штрафы получают те, кто наркотики и прекурсоры (вещества, использующиеся при изготовлении наркотиков) не продавал, а просто покупал, хранил, изготавливал «для себя». За решетку в этом случае можно попасть всего на 3 года, но только если была изъята партия веществ «в значительном размере». При крупных размерах срок увеличивается до 10 лет, а особо крупные тянут уже на все 15.

Учимся жизни в СИЗО

Кстати, в подобных местах существует ритуал для присвоения прозвища, который выступает в качестве развлечения. Новичок кричит в окно «Тюрьма, старушка, дай погремушку, не лоховскую, а воровскую». В ответ обычно спрашивают «Статья?», после ответа начинают предлагать шутливые прозвища, на которые следует отвечать «Не канает!». Через некоторое время предлагают уже более серьёзные варианты, если один из них понравился, следует крикнуть «Канает!». В современных СИЗО такой способ практикуют редко.

  • Авторитет – член высшей группы в тюремной иерархии.
  • Баклан – хулиган, или человек, осуждённый за хулиганство.
  • Беспредел – отсутствие порядка, беззаконие, произвол.
  • Блатной (жулик, чёрный) – профессиональный преступник из высшей касты тюремной иерархии.
  • Вертухай (пупок, попка, дубак) – надсмотрщик.
  • Вор (вор в законе) – член элиты тюремного мира, его лидер и посвящённый.
  • Дурак – осуждённый, который был направлен на психиатрическую экспертизу/ признан психически больным.
  • Западло – нарушение тюремных норм.
  • Зашквариться (зачушканиться, заминироваться) – стать опущенным.
  • Кентовка – семья.
  • Козёл (красный) – заключённый, ведущий открытое сотрудничество с администрацией.
  • Ксива – записка или письмо, передающееся между камерами.
  • Мама – неформальный лидер среди опущенных.
  • Наседка (подсадной) – агент администрации, подсаженный в камеру для получения информации или давления.
  • Общак – многоместная камера или порядок, который предполагает разделение всех посылок поровну среди сокамерников.
  • Пайка – порция продуктов, положенная по закону заключённому.
  • Параша – унитаз или сосуд для испражнений.
  • Петух – пассивный гомосексуалист.
  • Сесть на колёса – скрываться, быть в бегах.
  • Спросить – наказать заключённого за нарушение правил или разборку.
  • Сука – вор, который нарушил воровской закон.
  • Тихушник – скрытый стукач.
  • Хата – камера.
  • Чёрт – представитель одной из самых нижних мастей иерархии (выше чушек и опущенных). Безответственный, неопрятный, переступает собственные моральные принципы.
  • Шконка – койка, кровать, лежанка.
  • Шмон – обыск.

Правилам нужно следовать неукоснительно, даже если они покажутся странными и нелогичными. Также смотрящий определит новоприбывшему спектр обязанностей, которые тот должен будет выполнять для поддержания быта. После этого он расскажет про людей, которые считаются здесь «опущенными».

Если оплачиваемого адвоката нет, необходимо попросить друзей и родственников за пределами тюрьмы позаботиться о его нахождении. Тут дело не столько в юридической защите, сколько в удобстве проживания. Адвокат считается единственным уполномоченным лицом, которому разрешено передавать информацию за пределы СИЗО и обратно.

Принципы проживания в мужских и женских СИЗО могут принципиально отличаться. Кроме этого, правила разнятся и от конкретного места пребывания. Но всё-таки существует общий набор знаний, которые пригодятся для любого заключённого. Все правила делятся на две группы: формальные и неформальные.

Попавшие в ад

Я не хочу называть своего имени. Я пишу этот текст из СИЗО одного из российских городов; под арестом я пробыл уже много месяцев. Следствие в отношении меня ведется по одной из так называемых «экономических» статей. Письмо было передано через друзей. Это все, что вам нужно знать обо мне.

Вся работа адвокатов, на которых уходят последние деньги родственников, сводится к протаскиванию «тридцатки» и «скощух» — статей 30, 61 и 64 УК РФ, которые дают скидку к сроку. Его также можно существенно снизить (до, например, 4-5 лет) через «досудебку» — заключение досудебного соглашения. В этом случае следствию сдаются подельники, товарищи, коллеги по занятию или же пока не найденных тайников с партией наркотиков. Никакая дружба, никакие ранее даваемые друг другу обещания не устоят перед перспективой получить вместо 15 лет пять. Говорят, что сдача подельников, мягко говоря, дорого обходится уже в колониях, на лагерях, но доподлинно об этом я почти ничего не знаю.

Когда я попал в тюрьму, то сильно удивился тому, что примерно 80-90% народа тут находятся по обвинениям в сбыте или распространении наркотических средств (статья 228.1 УК, здесь произносят «два-два-восемь). Часть из них еще ждут приговоров, часть уже осуждены и ожидают этапирования в колонии.

Эти сроки шокируют заехавших на тюрьму закладчиков. Беспечность, с которой они согласились на эту работу, не позволила им открыть УК и прочесть несколько строчек, чтобы поинтересоваться тяжестью наказания, которое их ожидает за это занятие. Насколько я знаю, в разных регионах страны выносят разные приговоры — в так называемых «мягких» регионах закладчики получают по семь-девять лет, в других — 12-16 лет. Действительность такова, что сроку в семь лет осужденный будет безмерно рад. Срок в четыре-пять лет, что бывает крайне редко — это «настоящий подарок судьбы» и «второй шанс в жизни».

Второе, что шокирует только что заехавших по «два-два-восемь» — то, как их поймали. Только после общения с товарищами по несчастью они осознают, что шансов остаться непойманными у них было не больше, чем выиграть миллион в лотерею. В первую очередь, многих сдают сами магазины. По рассказам людей, знающих систему изнутри, у магазинов есть чуть ли не план по сдаче закладчиков полиции. Одни и те же магазины работают годами, а закладчики, работающие на них, исправно заезжают в тюрьмы чуть ли не пачками. Кто-то попадается, что называется, по воле случая. Если вы закладчик, то, как правило, при вас очень часто есть «вес», а это значит, что при первой же проверке патрулем ППС вас поймают. Будьте уверены, что испуг или беспокойство при банальной проверке документов вас сразу выдадут. Некоторых ловят через реальные спецоперации — с видеозаписью, слежкой и прочими мероприятиями. Тех, кто работает по старинке, не через интернет, ловят через контрольные закупки, которые делают снаряженные камерами и микрофонами наркоманы.

Под давлением и угрозами он написал признательные показания под диктовку следователя (доказать факт избиения нам не удалось, адвокаты говорят, что в нашем городе даже на каллиграфию проверять смысла нет, потому что получим отрицательный результат; звонили в «линию доверия», просили провести расследование по факту избиения, но, после «проверки» пришел ответ, что данный факт не подтвердился. Хотя на свидании мы его видели, по лицу все было ясно. )

Какие документы можно собрать? (мы отнесли характеристики с места жительства, с учебы, с армии, рекомендации с армии). Вроде все характеристики хорошие относили, а парень написал, что на суде, когда его везли продлевать арест, судья сказал, что у него плохие характеристики.

Подозреваемые и обвиняемые не допускаются к работе в специальных отделах СИЗО, фотолабораториях, радиотрансляционных узлах, а также к работе, связанной с ремонтом и эксплуатацией инженерно-технических средств охраны, сигнализации и связи, всех видов транспортных средств и множительной аппаратуры.

Предложения, заявления и жалобы, принятые в устной форме, регистрируются в Журнале учета предложений, заявлений и жалоб подозреваемых, обвиняемых и осужденных, о чем под роспись знакомится заявитель. Ответы на них объявляются заявителю в течение суток, о чем делается соответствующая отметка в Журнале учета предложений, заявлений и жалоб подозреваемых, обвиняемых и осужденных. В случае назначения дополнительной проверки ответ дается в течение пяти суток.

Отправление и получение подозреваемыми и обвиняемыми телеграмм, заказных и ценных писем осуществляется за их счет через администрацию СИЗО. Заполненные бланки телеграмм от подозреваемых и обвиняемых принимаются представителем администрации ежедневно. К заполненному бланку телеграммы, заказного или ценного письма прилагается заявление на имя начальника СИЗО либо лица, его замещающего, с просьбой снять деньги с лицевого счета подозреваемого или обвиняемого для оплаты их отправки. Заявление сдается представителю администрации вместе с денежной квитанцией.

Вам может понравиться =>  Если Не Подписан Займ Под Маткапитал То Должен Ли Банку

Размещение по камерам осуществляется в соответствии с требованиями статьи 33 Федерального закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» с учетом их личности и психологической совместимости. Курящие по возможности помещаются отдельно от некурящих.

Перечнем предметов первой необходимости, обуви, одежды и других промышленных товаров, а также продуктов питания, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках и передачах и приобретать по безналичному расчету, щипчики для обработки ногтей не предусмотрены. В то же время Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы установлено, что по заявлению лица, заключенного под стражу, в камеру выдаются ножницы, использование которых возможно под контролем администрации СИЗО.

Сидящие и сидельцы на зоне по статье 228 и 228

Павел принимал наркотики от случая к случаю. Он рассуждает : «Что представляет собой наркотик? Психоактивное вещество, либо легальное, либо нет. Шоколад легальное. А марихуана нелегальное. Из-за этого их цена возрастает, но число желающих попробовать еще раз не уменьшается. Это сверхприбыли, которые идут в обход налоговой инспекции Российской Федереации, а соответственно не попадают в государственный бюджет. Почему вообще нельзя продавать это все официально? В аптеках, например. Перед первым употреблением подробно ознакомить с последствиями привыкания. Установить возрастной ценз. И препарат будет чистый, отпадет необходимость мешать с „левыми“ примесями. Дополнительная статья доходов в бюджет. Если кто-то скажет, что все сколются, так, простите, вы уже опоздали лет на 50. А при легальном употреблении можно и профилактику СПИДа проводить эффективнее».

«Одно из дел поразило своей безжалостностью. Работникам правоохранительных органов требовалось отчитаться о выявлении и ликвидации преступного общества связанного с наркоторговым бизнесом, — объясняет Федяров. — Для этого, выявив нескольких малолетних наркоманов, пользовавшихся одной торговой точкой, они арестовывают их и вменяют коллективное участие в организованном преступном сообществе. Объявляют несуществующий синдикат обнаруженным и ликвидированным, демонстрируя, что правоохранительные органы работают. При этом малолетние торчки узнают о существовании друг друга только в ходе расследования. Дело было отправлено в суд, но возвращено на доследование, и мы хотим войти туда и помочь малолетним нарушителям, выстроив соответствующую защиту. В ходе расследования пришлось встретиться с матерью малолетней наркоманки из «синдиката», находящейся в СИЗО после инсульта. Ее не собираются освобождать, несмотря на то, что она тяжело больна, за парализованной «подельницей» ухаживает другая девушка из «организации».

На территории России кадастр, касающийся недвижимости, чётко рассортирован благодаря наличию у каждого объекта специального цифрового обозначения. Она идентифицирует отдельно каждый объект недвижимости и позволяет составить упорядоченный список объектов кадастрового учёта. Данный идентификационный номер является кадастровым, он присваивается при постановке объекта на кадастровый учёт. Так, абсолютно каждый объект недвижимости на территории Российской Федерации обладает собственным числовым обозначением, по которому его можно опознать в кадастровой карте Росреестра.

«Для того, чтобы вести наркоторговлю и при этом не спалиться, необходимо обладать хорошим интеллектом, очень важно умение находить контакт с людьми, разбираться в них. Чтобы бизнес работал, необходимо налаживать связи, поддерживать контакты с нужными людьми. По его утверждению в колонию попали малолетки, ничего незнающие и не умеющие, Они еще не научились зарабатывать, поэтому и стали заниматься простейшей раскладкой закладок наркотиков по подъездам. Сроки у них у всех одинаковые сдал всех — 6,7,8 лет, не сдал никого — 10–20 годков. Если осужден в другом городе, то по этим же статьям и их частям предстоит сидеть 3–5.

« На зоне никто не исправится. Отсидеть столько лет и не остаться «редкой мразью», чтобы просто выжить, очень сложно. Вся существующая система содержания в колонии способствует этому. Для жизни в ней существует два варианта: быть „красным“ ( делать за полицию их работу) или быть „черным“ (войти в блатную систему и жить по понятиям). Вариант просто жить здесь отсутствует как таковой».

Пётр Добровицкий: Если предприниматель сразу жёстко поставит себя, что не будет платить, его в очень редких случаях попытаются прессовать, а в большинстве случаев всё-таки оставят в покое. А вот людей, которые платили, а потом перестали, скорее всего, будут прессовать довольно сильно. Когда человек после икры и коньяка переходит на самогон и огурцы, обслуживавший его сотрудник здорово расстраивается. Так что лучше не платить сразу.

Цену камеры мне обозначили в 750 000 рублей. Мне повезло с адвокатом. Я знал, что такая цена — развод. Сказал, что того, в чём меня обвиняют, не совершал. Что денег у меня нет. И что заплачу, сколько смогу. Мы долго торговались, но в итоге сторговались до 50 000 рублей в месяц. А ещё один парень всё-таки платит 750 000. Другой — 250 000. Когда в СИЗО понимают, что ты ориентируешься в ценах, начинают объяснять, что это тебе услуги все пакетом продают. Но это развод, так не бывает. Не надо покупать услуги оптом. Надо покупать по одной, по мере необходимости. Тогда будет меньше проблем и вопросов. Всё будет дешевле, а тебя не будут воспринимать дойной коровой.

Пётр Добровицкий, председатель коллегии адвокатов «Добровицкий и партнёры»: Я делю тех, кто крутится вокруг подследственных, на три категории: решал, кидал и мошенников. Мошенники — это друзья заключённых, которые приходят к родственникам предпринимателя и обещают организовать его освобождение за деньги. Делают они это в первые неделю-две, когда родственники находятся в состоянии аффекта, а предприниматель сидит на карантине и не может выйти на связь. Это в 99,9% случаев развод. Кидалы — это, как правило, бывшие сотрудники правоохранительных органов, которые работают в связке со своими друзьями-следователями. Кидала говорит предпринимателю, что уже договорился обо всём со следователями, предлагает признать вину и обещает за это условный срок. Берёт у предпринимателя деньги. Предприниматель переводит их на карточку через мобильный банк или просит помочь родственников, а потом ему вкатывают пять-шесть лет. Потом предприниматель нанимает нормального человека, но сделать что-либо уже невозможно.

Не «законопачивать» людей в тюрьму за экономические преступления призывал ещё Дмитрий Медведев в 2009 году — ему принадлежит крылатая фраза «хватит кошмарить бизнес». Полтора года назад Владимир Путин предложил смягчить уголовную ответственность для бизнеса, чтобы улучшить деловой климат в России. Время идёт, президенты говорят, а количество людей в СИЗО, обвиняемых в экономических преступлениях, увеличивается. За последние два года оно выросло на 59% — до 6539 человек, рассказал «Cекрету» уполномоченный по правам предпринимателей при президенте Борис Титов.

Зоя Светова, член Общественной наблюдательной комиссии: В последние годы были истории в московских СИЗО, когда у заключённых вымогали деньги, угрожая избиениями. Но вымогали уже после того, как человек заплатил один, два раза, и это было не за улучшение условий, а просто потому, что зарвались. Такие истории были в СИЗО-4 и в СИЗО-5.

Важный инструмент следователя: почему не пустеют СИЗО

Главным испытанием за решёткой становятся неудовлетворительные условия в российских изоляторах. Жалобы на это ежегодно доходят до ЕСПЧ. В 2012 году Страсбургский суд по делу «Ананьев и другие против России» обязал Россию срочно принять меры для устранения пыточных условий содержания в СИЗО. Суд указал, что переполненность изоляторов связана со злоупотреблением арестами как мерой пресечения, а у заключённых россиян отсутствуют эффективные средства правовой защиты. При этом на подобные нарушения жалуются арестанты и из столичных изоляторов. Так, Сергей Караченцев из Петербурга отсудил в ЕСПЧ компенсацию за то, что почти год содержался в переполненной камере размером 18 кв. м, где на восьми спальных местах разместили 10 заключённых, хотя норма площади для одного заключённого СИЗО – не менее 4 кв. м.

6 месяцев под стражей. Чтобы продлить этот срок, необходимо наличие сразу двух условий. Во-первых, обвиняемому инкриминируют совершение тяжкого или особо тяжкого преступления. Во-вторых, следователь должен указать конкретные обстоятельства, свидетельствующие об особой сложности уголовного дела.

Чтобы запретить какие-то действия, судье необходимо как можно детальнее погрузиться в обстоятельства конкретного дела. И в этом случае не получится ограничиться общими фразами и ссылками на то, что обвиняемый может угрожать неопределённым абстрактным лицам, отмечает Чекотков. Зато такая мера будет способствовать эффективному расследованию, уверен эксперт. По данным Caselook, её применяют в основном к фигурантам дел о краже или мошенничестве.

Для начала необходимо добиться соблюдения уже действующего закона. Что-то изменять и вводить всё новые и новые нормы нет никакого смысла, если они всё равно не будут исполняться. Нужно приложить максимум усилий, чтобы исключить формальный подход к исполнению своих обязанностей должностными лицами.

Ещё один вариант – затянуть саму процедуру ознакомления с делом. В законе нигде не указано, что следователь на этом этапе обязан предоставить все материалы дела сразу. Иногда это невозможно из-за технических причин, замечает адвокат Князев и партнеры Князев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании × Артем Чекотков: «И уложившись один раз в установленный законом срок, следователь в дальнейшем может предъявлять обвиняемому тома дела порционно, по одному-два в неделю».

А ещё проверка – это возможность получить хоть какую-то информацию от сотрудников СИЗО: как заказать продукты, как написать письмо, как попасть к врачу и т.д. Вывод: время карантина необходимо использовать для получения максимальной информации о правилах и ритуалах. Эти знания помогут вам определиться с дальнейшим поведением.

— Если вы знаете, что дело дрянь, то в камере можно сразу переходить к изучению основ выживания в тюрьме, — говорит Мигаев. — Ваш стереотип поведения должен перестроиться под новые реалии. Ну, кому на свободе необходимо знать, как из пакета полиэтилена высокого давления сплести себе шнурки? Кто на воле задумывается о типах пакетов ПНД или ПВД, какой из них лучше и для каких задач? Даже многие электрики коммунальных служб, уверен, не знают, как сделать из одноразового бритвенного станка кипятильник и вскипятить воду в камере без розеток. А за решеткой все это — ценнейшие знания.

Естественно, здесь сразу началось откровенное вымогательство со стороны «смотрящего» за то, что он замнет дело перед «братвой». Попадая в подобную ситуацию, подозреваемый сразу ставит себя в уязвимое положение и перед заключенными, и перед оперативным составом учреждения. Теперь его могут шантажировать и те, и другие. Повезет, если рядом окажется человек, который не даст подобному беспределу и произволу случиться и подскажет, как действовать в любой ситуации. Конечно, все это «качалово» за дальнейшую судьбу виноватого приправляется патетической философией и терминологией о святом единстве и справедливости, которое на поверку оказывается очковтирательством.

— И это действительно мудрые слова в таких условиях. Не настраивайте себя на то, что вот-вот выпустят, разберутся, извинятся. Если это произойдет — то вы счастливчик, но если все-таки будет обвинительный приговор, то такой удар ваш организм выдержит с наименьшим уроном.

Песня «первоход», к слову, заканчивается поучительным сюжетом: освободившись, юноша приходит в свой дом, который ограбил по описанию тот же человек, что был с ним в одной камере. Так что тут впору вспомнить советский плакат со строгой женщиной в косынке и надписью: «Не болтай!».

Самый простой — общий режим. Сюда направляют тех, кто сидит в первый раз за мелкие преступления, например за кражи или мошенничества. Строгий режим — для рецидивистов и осужденных за тяжкие преступления: убийства, изнасилования. В колонию особого режима отправляют убийц-рецидивистов, а также тех, кто приговорен к пожизненному заключению. Судимостей у Александра до этого не было, поэтому попал он, вероятно, в колонию общего режима. Одновременно в такой находятся 1500—2000 человек.

Колония — это небольшой поселок, обнесенный забором с колючей проволокой. Заключенные живут не в камерах, а в бараках. Здесь же, как правило, расположены цеха, в которых работают осужденные. Колонии делятся на три типа в зависимости от условий наказания: колонии общего, строгого и особого режима.

Из образовательных учреждений за плечами у среднестатистического заключенного, скорее всего, только школа. Возможно, он закончил ПТУ или техникум: осужденных, закончивших только 11 классов, всего на 2 тысячи человек больше, чем тех, у кого есть среднее профессиональное образование.

Вам может понравиться =>  Какой Набор Продуктов Брать В Расчет Родительской Платы За Детский Сад

Это исправительные колонии, колонии-поселения — у них режим мягче, воспитательные колонии для несовершеннолетних, тюрьмы и следственные изоляторы, в которых сидят обвиняемые и подсудимые. Исправительных колоний больше всего — 705. В них находится 80% всех приговоренных к лишению свободы. А вот тюрем в России всего восемь, и сидит там примерно 1200 человек по всей стране. Поэтому говорить про всех заключенных «сидят в тюрьме» неправильно: большинство находится в колониях.

До попадания на зону Александр нигде не работал. Если верить данным Судебного департамента, большинство тех, кому выносятся обвинительные приговоры, официально числятся безработными. В официальной статистике их называют трудоспособными без постоянного источника дохода.

Ну, какие плюсы… Ранний выход на пенсию. Зарплата без задержек. Премии. С жильем помогают, кому положено улучшение жилищных условий. Мне вот нормально добавили денег на квартиру. За выслугу лет отпуск прибавляется: 10 лет отработал – плюс 5 суток отпуска в год.

Очень редко. Но теоретически это возможно. Это планируется заранее. Пути побега, подготовка – на все это нужно время. У нас была попытка побега в 2008 году – пресекли. Тогда основные решетки ограждения были приличных размеров. Заключенный был щупленький. Протиснулся между прутьями и побежал вдоль забора. Сотрудники охраны и режимной службы по радиосвязи скоординировались. Задержали его. А потом ограждение заменили. Кошка теперь пролезет, может быть. Заключенный – нет.

Конечно, сейчас в каждой камере унитазы стоят и умывальники, зона приватности огорожена, а не как раньше. Горячей воды нет, но кипятильники есть, можно подогреть воду, чай сделать. Раз в неделю санобработка – душ. У мужчин. У женщин и малолетних – 2 раза в неделю.

И такое не исключено. Сейчас, говорят, запрещенные предметы через периметр перебрасывают квадрокоптерами. Новые технологии! Часто подследственные с выездов на суды что-то привозят. Ну и в передачах. Мобильные телефоны проносят. Реже – наркотические средства. Иногда адвокаты подопечным приносят, за взятку. Иногда никто ничего не приносит, сами изготавливают. Заточки находим при обысках регулярно – из ложек, из проволоки, из гвоздей. Они их делают – мы изымаем. И опять заново. Еще веревки часто находим, которые они там плетут из своих свитеров. А, кстати, бражку они делают.

Уносят из столовой хлеб втихую, собирают, он плесневеет, они его заворачивают в простынь, раскатывают, кладут в матрас, и по очереди лежат, греют. Весь этот мякиш нагревается, начинает бродить. А вода и сахар у них есть, вот из всего этого и выходят бражные напитки. Ну а дальше инспектор по специфическому запаху обнаруживает. Приходит группа и изымает. А через какое-то время опять все повторяется. И заточки, и бражку они больше от безделья делают. Кстати. Такая брага получается только из тюремного хлеба. Сотрудник рассказывал – пробовал сам делать брагу зековским способом. Покупал хлеб, ждал, пока заплесневеет, в простыню заворачивал, ставил в теплое место… Не выходит.

Решением Верховного Суда РФ от 20 февраля 2022 г. N АКПИ16-1358, оставленным без изменения Определением Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 11 июля 2022 г. N АПЛ17-191, пункт 158 настоящих Правил признан не противоречащим действующему законодательству в оспариваемой части

149. В случае временного прекращения свиданий с подозреваемыми и обвиняемыми (в связи с карантином, введением режима особых условий) начальник СИЗО либо лицо, его замещающее, извещает об этом прокурора, осуществляющего надзор за соблюдением законов в СИЗО, соответствующие судебные и следственные органы, в приемной для посетителей вывешивается объявление.

133. При выявлении данных, позволяющих полагать, что вред здоровью подозреваемого или обвиняемого причинен в результате противоправных действий, медицинский работник, проводивший освидетельствование, письменно информирует об этом начальника СИЗО либо лица, его замещающего. Оперативным отделом проводится проверка, материалы которой, при наличии признаков преступления, направляются территориальному прокурору для принятия решения в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Решением Верховного Суда РФ от 28 ноября 2007 г. N ГКПИ07-986, оставленным без изменения Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 7 февраля 2008 г. N КАС07-746, пункт 25 настоящих Правил в части слов «к запрещенным к хранению и использованию подозреваемыми и обвиняемыми относятся предметы, вещества и продукты питания, . не включенные в Перечень предметов первой необходимости, обуви, одежды и других промышленных товаров, а также продуктов питания, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах и приобретать по безналичному расчету» признан не противоречащим действующему законодательству

Предложения, заявления и жалобы, содержащие сведения, которые могут помешать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления, выполненные тайнописью, шифром, содержащие государственную или иную охраняемую законом тайну, адресату не отправляются и передаются лицу или органу, в производстве которых находится уголовное дело.

Плата за статью

«Смотрящий» камеры ясно даёт понять, что вновь прибывший имеет меньше прав, чем остальные, объясняет, что совершенное им преступление считается позорным и порицается другими осуждёнными, сидящими по «порядочным» статьям (кражи, разбои, грабежи, бандитизм и прочие).

«Искупить» свою вину обычно предлагают, так называемым, «вниманием», которое может принимать форму денег, сигарет, чая или сладостей, собираемых на «общее». Несмотря на все заверения, что после уплаты такой «пошлины» все будет хорошо и «вопрос будет закрыт», чаще всего, новичку, при каждом удобном случае, будут подчеркивать то, что он сидит по 228.1. Все будет зависеть от того, как поведет себя человек в дальнейшем, как поставит себя в этой агрессивной среде и какое впечатление сложится о нем у окружающих.

В СИЗО , арестанта, после карантина, помещают в «черную» камеру. «Черные» живут «по понятиям», соблюдают воровской уклад (определенные каноны жизни арестанта в местах лишения свободы), традиции и устои. У «черных» есть своя строгая иерархия, сложившаяся годами, не подлежащая обсуждениям и изменениям.

Не секрет, что на сегодняшний день, в местах лишения свободы, очень многие находятся за сбыт наркотиков. Пресловутая статья 228.1 УК РФ повторяется едва ли не в каждом третьем обвинительном приговоре по уголовным делам. Этот факт становится источником серьезных проблем при попадании арестанта в СИЗО , а затем и в ИК.

  • Никогда сами не заводите с другими осуждёнными разговоров, которые дадут им представление о вашем хорошем материальном положении. Не имеет никакого значения, на чем оно строится. Будь то хороший заработок родных, собственные доходы, накопления, ваше какое-либо ценное имущество — все это может стать поводом к тому, чтобы Вас «доили», различными путями старались получить от Вас материальную выгоду. Безусловно, инициатором таких разговоров могут выступить окружающие, тогда лучше всего уходить от прямых ответов, где-то отшучиваться, а где-то и приврать, рисуя все в довольно мрачных тонах. Друзей в тюрьме нет и быть не может — не доверяйте никому, даже если человек производит благоприятное впечатление.
  • Вполне возможно, новичку будут поступать угрозы, что в случае неуплаты ему будут созданы «особые условия». Это может касаться быта, отношения сокамерников и прочих неприятных моментов, однако не всегда эти угрозы имеют под собой реальную основу. Это испытание на прочность. В первые пару месяцев, к вновь прибывшему, присматриваются абсолютно все, следят за каждым его словом и поступком, потому, первое время нужно соблюдать двойную осторожность — в суровой обстановке очень сложно будет коренным образом изменить первоначальное мнение о себе. Это не означает, что необходимо играть какую-то несвойственную себе роль, наоборот, необходимо быть самим собой, производить впечатление человека открытого и бесхитростного–так внимание с Вас быстрее переключится на других людей.
  • Хоть требования осуждённых в этой ситуации незаконны, и их действия могут напрямую попадать под квалификацию по статьям Уголовного кодекса (например, ст.163 УК РФ, ст.159 УК РФ, в зависимости от формы требований), крайне не рекомендуется обращаться за помощью к администрации в таких случаях. Осуждённые очень не любят, когда кто-то начинает решать свои личные проблемы через сотрудников, это сформирует вполне определенное отношение к арестанту, который на это пошел.
  • Служащие ФСИН, конечно, могут «спрятать» проблемного заключённого, но всегда есть опасность того, что, рано или поздно, ему все равно предстоит вновь столкнуться с агрессивно настроенным обществом, которое в отсутствие защиты, может все «припомнить» сполна.
  • Кроме того, во многих учреждениях, администрация открыто контактирует с лидерами («блатными») и для достижения своих собственных целей легко может пойти им навстречу в просьбах «отдать» кого-то. Некоторые из представителей власти и вовсе считают это мелочами, недостойными их внимания, могут не предоставить никакой помощи, а вот обратной дороги у бедняги уже не будет. Обращение к сотрудникам — самая крайняя мера, к которой стоит прибегать в случае реальной угрозы Вашей жизни и здоровью.
  • Если до попадания в тюрьму Вы как-то сталкивались с криминальным миром, имеете знакомства и связи в криминальной среде, то можете при наличии средств связи обратиться к этим лицам: они «по-свойски» поговорят с недоброжелателями, «замолвят словечко», что поможет в конечном итоге решить проблему в Вашу пользу.

При этом больше всего проблем в женских колониях возникает у арестанток с представителями тюремной администрации. Например, одна женщина жаловалась на то, что в СИЗО арестанткам приходилось раздеваться догола, чтобы мужчины-охранники провели досмотр. Тех женщин, у которых были густые и длинные волосы, здесь брили на лысо, а локоны впоследствии продавали. При таком отношении многие арестантки попросту переставали за собой ухаживать и начинали выглядеть как самые настоящие зэчки.

Тюремное заключение является наиболее суровым наказанием, предусмотренным Уголовным кодексом РФ. Уже само наличие судимости может существенно испортить человеку жизнь, ведь судимому сложно найти работу и занять достойное место в обществе. Если же говорить о пребывании в тюрьме, то неподготовленному человеку это место может показаться настоящим адом. Помимо ограничения свободы здесь действуют и другие запреты, налагаемые администрацией и самими заключенными. Попав сюда, арестанту придется привыкать к жизни «по понятиям», отсутствию элементарных удобств, извечной сырости, духоте и неприятному запаху.

В следственный изолятор нередко попадают лица, подозреваемые в совершении преступления. И пока идет следствие, и должностные лица пытаются доказать причастность гражданина к преступным деяниям, он находится за решеткой. Причем сидеть в СИЗО он может не день-два, а несколько месяцев или даже лет.

Несмотря на нечеловеческие условия содержания, многие матерые зэки не могут жить на свободе, всячески стараясь вернуться в тюрьму. Тому есть несколько причин: сложности адаптации и трудоустройстве, другой менталитет, ведь на свободе по «понятиям» живут разве что бывшие заключенные. Однако основная причина заключается в совершенно иных отношениях между людьми.

Камера представляет собой небольшое (площадью 15-20 м2) душное помещение, в котором одновременно находится 15-20 человек. Здесь могут располагаться двух- или трехъярусные нары, стол и туалет с маленькой раковиной. В стене находится маленькое зарешеченное окошко.

Важно не пропустить сроки обращения с таким ходатайством. Для тех, кто отбывает наказание в воспитательной колонии и колонии-поселении, этот срок составляет 3 месяца. Те, кто отбывает лишение свободы в колонии общего режима, ограничение свободы, все виды работ или ограничения по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части, должны уложиться в 6 месяцев.

14 июля 2022 года вступил в силу Федеральный закон №186-ФЗ о зачёте срока нахождения в СИЗО или под домашним арестом в срок отбывания наказания по новым правилам. Раньше действовал принцип «один к одному»: один день нахождения под стражей в СИЗО или под домашним арестом приравнивался к одному дню лишения свободы вне зависимости от режима исправительного учреждения. Учитывая, что условия содержания в следственных изоляторах часто хуже, чем в исправительных учреждениях, было принято решение изменить коэффициенты зачёта сроков. Также теперь чётко определены коэффициенты перерасчёта нахождения под стражей в СИЗО или под домашним арестом для других видов наказания – ограничения свободы, обязательных, исправительных и принудительных работ, содержания в дисциплинарной воинской части и ограничений по военной службе.

Например, человек, не имеющий судимости, обвиняется по ч.2 ст.111 УК РФ, находился под стражей 9 месяцев. При назначении ему наказания в виде реального лишения свободы в колонии общего режима срок нахождения под стражей в срок лишения свободы будет зачтён по принципу «один к полутора» (то есть 13,5 месяцев).

Федеральный закон №186-ФЗ от 03.07.2022 года улучшает положение не только тех, кто сейчас находится в СИЗО или под домашним арестом, но и тех, кто уже отбывает наказание. Вступивший в силу приговор может быть пересмотрен на основании ст.10 УК РФ, если осуждённым или его адвокатом будет подано ходатайство об этом.

Вам может понравиться =>  Зона С Уровнем Радиации На Допустимом Уровне

Кроме того, «льготные» коэффициенты не применяются в отношении срока нахождения осужденного, отбывающего наказание в строгих условиях в воспитательной колонии или исправительной колонии общего режима, в штрафном или дисциплинарном изоляторе, помещении камерного типа либо едином помещении камерного типа, в случае применения мер взыскания к осужденному.

Я думал, что придется драться с первого дня”: о жизни зека на строгом режиме; из первых уст

На каждом объекте в зоне есть ответственный осужденный и ответственный сотрудник. Формально такие осужденные (козлы, завхозы, бугры) властью не наделены, но по факту у них есть и привилегии, и власть. Они ближе к сотрудникам, чем остальные, часто общаются с начальником колонии и его заместителями. Помимо бонусов на них ложится ответственность и обязанности, в том числе финансовые. Так, все ремонты ведутся за счет осужденных, администрация не склонна тратить на это деньги. Было много скандалов, связанных с этими вещами, не буду вдаваться в подробности… А уж как козел/завхоз/бугор будет организовывать рабочий процесс и финансовый поток – это его забота. Как и обстановка на объекте. Я и сам, хоть и не козел, вкладывался в ремонты на своих работах. Что-то сделать просто необходимо, а что-то делаешь для себя же, для более комфортного существования. Я, например, в клубе выступаю, играю на гитаре, у нас тут полноценный коллектив, есть все инструменты, но откуда бы эти инструменты и оборудование взялись? Все привезли мы сами или те, кто работал здесь раньше. Что-то из дома, что-то купили друзья или родственники. А если ничего не ремонтируется и не привозится, то администрация это обязательно заметит. И либо прямо укажет на это завхозу, либо просто снимет его и поставят другого.

Еще один стереотип про тюремную жизнь – наколки. Это да, это есть. Бьют, причем бьют все подряд, все зависит от желания и от умений. Насчет тем и сюжетов – где-то, может, и по-другому, а у нас – бей, что хочешь, в рамках разумного. Техника нанесения – такая же, как на воле, только машинки самодельные. Сделать несложно, я и сам соберу без проблем: моторчик (от привода например), корпус от обычной ручки, рама из дерева, алюминия или чего угодно, струна, блок питания или зарядка для телефона, резистор регулируемый (опционально), пара резинок, клей. Все это в наше время несложно собрать даже на зоне. Кто-то бьет по тюремной тематике: перстни, игровой бардак, иконы. Встречал и SS, и свастики у тех, кто раньше «отрицал» (на мой взгляд, не лучшая идея для татуировки), надписи всякие «гот мит унс», «только бог мне судья» – это все классика. Кто-то бьет, что в голову придет – как на воле.

Есть в этом какой-то мрачный юмор – в рубрике “Остановки”, которая про интересные места и достопримечательности, публиковать рассказ о жизни в тюрьме. Ну а куда еще его ставить, с другой стороны? В своем жизненном путешествии сделать такую остановку не стремится никто, но приходится многим, и это не только злодеи и бандиты. Наш собеседник Алексей (имя изменено) – не вор и не убийца, не насильник и не аферист. Молодой русский парень, который – так вышло – уже четвертый год отбывает срок в одной из российских колоний на строгом режиме. О том, как живется за решеткой и есть ли польза от такой жизни, он рассказал “Пассажиру” – кстати, рискуя собственной безопасностью.

У меня появилось больше времени. Трачу его на спорт, саморазвитие, чтение. Плюс боксирую, учу языки, занимаюсь музыкой, даже жонглирую немного, соответственно чему-то научился, это определенно положительная сторона. В плане духовных перемен сложно сказать. Может, я стал спокойнее. Возможно, мне теперь меньше дела до мнения окружающих. Вроде как знаю, чего хочу от жизни, и есть какие-то планы, но это все будет понятно, когда освобожусь. Наверняка стал более терпеливым. Но это как с внешностью – когда каждый день видишь себя в зеркале, не так просто заметить, как изменился за несколько лет, вот и с самим собой и своими мыслями я вижусь каждый день, и не мне судить, как я изменился или нет.

Типичный день зависит от того, работаешь ты или нет. Если сидишь целыми днями в отряде, то разнообразия немного: выходишь на проверки на улицу, посещаешь столовую, иногда баню, библиотеку или спортзал. В остальное время – чтение, сон, просмотр телевизора, выяснение отношений, игры, зависание в интернете, кто во что горазд. Я работаю, поэтому в отряде бываю не так много, в основном утром и вечером. Живу на облегченных условиях содержания, сплю на одноярусном шконаре и не в огромной секции, а в небольшом кубрике с телевизором. В 6 утра уже стоим всем отрядом на улице – зарядка такая, или утреннее построение. Потом обычные утренние дела – умыться, сходить на завтрак или самому себе что-то приготовить в комнате питания (“кишарке”). Потом – либо развод и на работу, либо утренняя проверка. Работа у меня не пыльная, я в добровольной пожарной охране. Иногда учебные тревоги, иногда ремонты, а в основном занимаюсь своими делами: чтение, спорт, шахматы и т.п. Плюс – обед и еще одна проверка. Вечером в отряде можно посмотреть телек (на воле этим не занимался, а тут как-то само собой получается), а лучше посмотреть что-нибудь с флешки, если есть. Если не иду в смену на работу, провожу время в клубе: репетиции или что угодно еще: книги, спорт, кофе, тупняки. Выбор не так велик.

Кто-то должен выполнять всю эту работу, зазорную для мужиков, потому что ее не делает УФСИН — нет возможности. Поэтому УФСИН заинтересовано в том, чтобы заключенных «в шерсти» было больше. Администрация не влияет на рост их числа, но системе они выгодны. Это бесплатная работа, максимум за сигареты и какие-то индивидуальные послабления.

Итак, если задержанный попал в «неправильную» камеру, оставаться в ней нельзя. О том, что здесь сидят «опущенные», они обязаны сказать сами. Прояснив вопрос, необходимо немедленно развернуться и стучать в дверь, вызывая надзирателя: «Я отказываюсь сидеть в этой камере». Требование о переводе должны исполнить — в Татарстане в этом смысле издеваться не принято, УФСИН не переходит границы. Я уже говорил, что наш УФСИН относительно гуманный. Есть зоны, известные своей жестокостью, — это Кировская область, Омск, где человека могут закинуть в камеру и избивать или заставляют маршировать часами. Татарстанским зэкам в этом смысле повезло. Даже если следствие хочет надавить на задержанного через посадку к «опущенным», персоналу УФСИН эти интересы по большому счету параллельны, тут действует юрисдикция минюста. Кроме того, сегодня в каждой татарстанской камере установлено видеонаблюдение с трансляцией напрямую в Казань. Есть негласное правило: нельзя доводить заключенного до самоубийства, а если его оставят с «опущенными», он ведь может и «вскрыться». Или начнет биться головой об дверь, а видеокамера будет это снимать. Лучше крайние меры на этом этапе, чем месяцы или годы с «опущенными» в случае реального срока.

Задержанные на 48 часов попадают в изолятор временного содержания (ИВС), арестованные по решению суда — в следственный изолятор. Общие принципы поведения в этих учреждениях одни и те же, они же распространяются и на колонию для осужденных. Главное отличие ИВС от последующих этапов заключается в том, что здесь вместе содержатся и дебютанты, и рецидивисты: на следственные мероприятия и на судебные заседания в ИВС свозят арестантов без разбора. В СИЗО и в колонии «первоходы» с бывалыми зэками не пересекаются.

Возвращаясь к вопросу рукоприкладства, отмечу, что, несмотря на традиционные представления обывателя о тюрьме, мордобой на зоне строжайше запрещен, в том числе и по отношению к «опущенному». Право на насилие имеет лишь «смотрящий», причем только в рамках суда и наказания за проступок, — это обычно один человек на зоне. Если вы кого-то избили, основания для этого придется выкладывать очень серьезные. Все споры в лагере решаются на словах, а кто не умеет этого сделать, может вынести суд на общество, обратиться к смотрящему по зоне или по камере (в СИЗО).

В СИЗО администрация, как правило, спрашивает новичка, в какую камеру он хочет сам. С «опущенными» в данном случае понятно — они не могут скрывать свой статус, не могут зайти к «черным» или к «мужикам», а то будет совсем плохо. Все остальные должны определиться, для этого надо знать, какие масти есть.

Чем отличается жизнь в СИЗО и колониях, где ждут самой крутой амнистии

Председатель коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Андрей Князев пояснил «URA.RU», что новелла «коснется почти всех, кто находится под стражей». «Пребывание в СИЗО — гораздо хуже, нежели отбывание наказания в колонии. На зоне у человека уже есть какой-то понятный распорядок жизни: он регулярно гуляет, может работать, получать образование, у него есть возможность свиданий, в том числе длительных, со своими родными», — сказал Князев.

По словам Домбровицкого, в большом количестве заключенных отчасти заинтересована и ФСИН — это позволяет службе расширять штат, добиваться дополнительного финансирования. Он говорит, что порой из-за такой практики в изоляторах не хватает мест для новых заключенных. Вместе с тем, Домбровицкий не исключил, что единовременное освобождение такого количества заключенных может обернуться всплеском преступности в стране.

Представитель службы рассказал, что многие сидящие в СИЗО с нетерпением ждут приговора, чтобы отправиться в колонию: «Там большая территория, у некоторых даже появляется ощущение свободы. Человек ходит на проверки, в столовую, в баню, на свидания. Можно даже спортом заниматься. Однако передачи на зоне человек получает реже, чем в изоляторе. Это большой минус».

— рассказал «URA.RU» адвокат Петр Домбровицкий. По его словам, следователи честно признаются, что у них есть установка — направлять всех в изоляторы. «Один [следователь] мне прямо признался: если я отпущу человека, который подозревается в совершении даже мелкого преступления, все подумают, что я получил от него взятку, за мной служба внутренней безопасности установит наблюдение. Вот и получается, что человека проще посадить в изолятор», — рассказал собеседник агентства. Домбровицкий также отметил, что следователи порой прибегают к различным ухищрениям: например, человек совершил кражу и скрываться от правоохранителей не собирается, однако ему инкриминируют разбой. В случае такой «тяжелой» статьи заключение под стражу — обязательная мера, говорит адвокат.

Впрочем, юрист международной правозащитной группы «Агора» Алексей Глухов рассказал «URA.RU», что если депутатская инициатива в итоге станет законом, то «сложностей будет много». «Одно дело, когда это касается лишь только осужденных, суд сам посчитает сроки. Те, кто уже отбывает наказание, будут еще долго томиться в местах лишения свободы. Утверждение, что в один день выйдут все, кого может коснуться законопроект — фантастический вымысел, не более того», — сказал Глухов.

Режим и условия содержания в СИЗО

К ним заключенные могут заранее записаться на прием у фельдшеров, которые несут вахту круглосуточно. Дежурного фельдшера, при ухудшении состояния здоровья, можно вызвать к больному в любое время. После осмотра он решает, нужно ли переводить человека в палату или достаточно будет проведенных на месте манипуляций.

В особо тяжелых случаях, сильном ухудшении состояния, фельдшер показывает госпитализацию. После этого, инспектор охраны передает просьбу на коммутатор, где старший смены вызывает скорую помощь и формирует сопровождающий конвой.

С малолетними подследственными в камере обязательно находится один взрослый осужденный. Обычно, это человек, совершивший нетяжкое преступление, снискавший расположение администрации и допущенный отбывать срок наказания здесь же, в изоляторе, исполняя роль «бати» в камере малолеток.

Имеется постоянный доступ в комнату психологической разгрузки, в которой можно посидеть наедине с собой, послушать музыку или пообщаться с психологом. Возможность ходить в баню есть каждый день.

Прием передач от родственников проводится в специальном помещении. Сначала пишется заявление с перечнем продуктов и вещей, их количеством или массой. Затем, в порядке очереди, по вызову, родственник подходит к окошку и подает инспектору вещи по списку.

Ссылка на основную публикацию